Медиа центр arrow Средства массовой информации

Печать E-mail Пути интерпретации в СМИ результатов избирательных кампаний

Как известно, Россия огромная страна, состоящая из множества регионов с индивидуальными особенностями. Эту характерную черту нашей страны и постарались использовать различные политические движения при обращениях в СМИ к результатам голосования. При этом была использована географическая картина голосования, причем наблюдалось отсутствие единства в оценках, то есть своеобразный "конфликт интерпретаций", свидетельствующий о сильной зависимости географических представлений от политических позиций.

Борьба шла в целом между двумя полюсами "демократами" и "коммунистами" (референдум 1993 г., президентские выборы 1996 г.). Именно тогда многие политико-географические особенности страны выступили столь явно, что были замечены и стали, наконец, частью общественного сознания. Тогда же приобрел наглядные формы и "конфликт интерпретаций" (в частности географических) результатов референдума между общественно-политическими лагерями.

Начнем с пространственной модели противников Президента. Доверие Президенту и его политике высказали Москва и Ленинград, Свердловская область, Республика Якутия и некоторые другие регионы, обладающие государственными и национальными богатствами. Эти регионы коммунисты охарактеризовали, как спекулятивно-теневой сектор экономики. По их мнению, эти сырьевые регионы надеялись эгоистически выжить, несмотря на крах своей великой державы- России.

Правда, в отличие от "сырьевых" и "приморских" регионов, Москва и Петербург, и вообще крупнейшие города не очень уверенно вписывались в схему "распродажи Родины". Для этого нашлось "специальное объяснение": "Крупные города, сосредоточившие значительные массы бюджетных организаций, были попросту подкормлены многократным повышением заработной платы".

Совсем по-иному описывались территории, большинство жителей которых сказали "нет" Президенту: "Картина вырисовывается однозначная: этот курс не приемлет практически вся крестьянская Россия, и в первую очередь, крестьянство главных житниц страны- Черноземья, Поволжья, Целины". Причина такого правильного голосования сельских жителей выводилась не только из их экономического недовольства, но и из общего морально-политического превосходства над горожанами: "На селе не бастуют, не устраивают митингов и демонстраций... Там предпочитают работать в самых диких и ужасных экономических условиях, ибо понимают, что никакая самая щедрая гуманитарная помощь не спасет страну от голода, если и русский крестьянин опустит руки".

К слову, тогда в 1993г. (как и после президентских выборов в 1996г.) в оппозиционных изданиях при всем обилии таблиц, графиков, рисунков трудно было найти карты результатов голосования. Очевидно, что причина заключалась отнюдь не в отсутствии соответствующих навыков. Объяснение, скорее всего, состоит в том, что при использовании обычных картографических методов слишком большими и заметными получались редко заселенные, но самые крупные по площади территории Севера, Сибири и Дальнего Востока, которые голосовали за Ельцина. В сравнении с ними полоска областей, проголосовавших "против", выглядела очень скромно и совсем не походила на бескрайние просторы.

Географические взгляды сторонников Президента ("демократов") были обозначены более расплывчато и пунктирно: результаты референдума апреля 1993г. настраивали их, скорее, на рассуждения о всенародной поддержке всенародно избранного Президента на всенародном референдуме, чем на интересе к региональным особенностям.

Как правило, они не сопровождали какими-либо пояснениями или оценками сообщения о победах в больших городах. Отсюда, правда, едва ли следует вывод о недооценке этого географического факта. Речь, скорее идет о том, что его значение представлялось само собой разумеющимся. Как иначе истолковать, например, такую брошенную вскользь фразу: "Москва, Питер, другие города, где живут более-менее нормальные люди, дают дополнительные голоса "Выбору России"1

Таким же понятным без лишних разъяснений выглядит отношение к аграрным районам как к гораздо менее качественно ценным территориям: "Патриархальной крестьянской Руси, по которой страдают наши "почвенники", которую призывают возродить, по сути, уже нет. А вот деревенская Россия, разумеется, существует. Отсталая деревенская Россия. Консервативная деревенская Россия - в силу своей отсталости"2. В подобном контексте успех политика у сельских избирателей представал, как нечто почти оскорбительное для него, как показатель его недостатков: "ЛДПР, если говорить о нашей области, победила в районах с наиболее низким уровнем образованности и культуры - сельских".

Подводя итог двум описаниям географической структуры страны, можно представить их в виде простой таблицы (см. приложение 1 таблица 3).

За прошедшее с 1993г. время аргументация как одной, так и другой точки зрения стала более разнообразной. Среди доказательств качественного превосходства "нашей" части страны над "не нашей" можно, в частности, встретить следующие цифровые подсчеты: на "нашей" территории выше душевая доля имеющих личные автомобили, тогда как на "не нашей" выше процент убийств и изнасилований; в "нашем" поясе больше, чем в "не нашем", число получивших в годы войны звание героя Советского Союза и т.п. Но сама описанная схема, дополнившись новыми красками, существенно не изменилась.



Ставя на первое место людей, вы никогда не совершите ошибки даже в вопросах получения денег. Майкл Маркс

Copyright © 2007 - Медиа центр